Ray Bradbury "All Summer in a Day" / Рэй Брэдбери "Все лето в один день" – часть 2






"All a joke!" said the boy, and seized her roughly.
– Разыграли, разыграли! – сказал Уильям и вдруг схватил ее.

"Hey, everyone, let's put her in a closet before teacher comes!"
– Эй, ребята, давайте запрем ее в чулан, пока учительницы нет!

"No," said Margot, falling back.
– Не надо, – сказала Марго и попятилась.

They surged about her, caught her up and bore her, protesting, and then pleading, and then crying, back into a tunnel, a room, a closet, where they slammed and locked the door.
Все кинулись к ней, схватили и поволокли, – она отбивалась, потом просила, потом заплакала, но ее притащили по туннелю в дальнюю комнату, втолкнули в чулан и заперли дверь на засов.

They stood looking at the door and saw it tremble from her beating and throwing herself against it.
Дверь тряслась: Марго колотила в нее кулаками и кидалась на нее всем телом.

They heard her muffled cries.
Приглушенно доносились крики.

Then, smiling, they turned and went out and back down the tunnel, just as the teacher arrived.
Ребята постояли, послушали, а потом улыбнулись и пошли прочь – и как раз вовремя: в конце туннеля показалась учительница.

"Ready, children?" She glanced at her watch.
– Готовы, дети? – она поглядела на часы.

"Yes!" said everyone.
– Да! – отозвались ребята.

"Are we all here?"
– Все здесь?

"Yes!"
– Да!

The rain slackened still more.
Дождь стихал.

They crowded to the huge door.
Они столпились у огромной массивной двери.

The rain stopped.
Дождь перестал.

It was as if, in the midst of a film, concerning an avalanche, a tornado, a hurricane, a volcanic eruption, something had,
Как будто посреди кинофильма про лавины, ураганы, смерчи, извержения вулканов что-то случилось

first, gone wrong with the sound apparatus, thus muffling and finally cutting off all noise, all of the blasts and repercussions and thunders,
со звуком, аппарат испортился, – шум стал глуше, а потом и вовсе оборвался, смолкли удары, грохот, раскаты грома...

and then, second, ripped the film from the projector and inserted in its place a peaceful tropical slide which did not move or tremor.
А потом кто-то выдернул пленку и на место ее вставил спокойный диапозитив – мирную тропическую картинку.

The world ground to a standstill.
Все замерло – не вздохнет, не шелохнется.

The silence was so immense and unbelievable that you felt your ears had been stuffed or you had lost your hearing altogether.
Такая настала огромная, неправдоподобная тишина, будто вам заткнули уши или вы совсем оглохли.

The children put their hands to their ears.
Дети недоверчиво подносили руки к ушам.

They stood apart.
Толпа распалась, каждый стоял сам по себе.

The door slid back and the smell of the silent, waiting world came in to them.
Дверь отошла в сторону, и на них пахнуло свежестью мира, замершего в ожидании.

The sun came out.
И солнце явилось.

It was the color of flaming bronze and it was very large.
Оно пламенело, яркое, как бронза, и оно было очень большое.

And the sky around it was a blazing blue tile color.
А небо вокруг сверкало, точно ярко-голубая черепица.

And the jungle burned with sunlight as the children, released from their spell, rushed out, yelling, into the springtime.
И джунгли так и пылали в солнечных лучах, и дети, очнувшись, с криком выбежали в весну.

"Now, don't go too far," called the teacher after them.
– Только не убегайте далеко! – крикнула вдогонку учительница.

"You've only two hours, you know. You wouldn't want to get caught out!"
– Помните, у вас всего два часа. Не то вы не успеете укрыться!

But they were running and turning their faces up to the sky and feeling the sun on their cheeks like a warm iron;
Но они уже не слышали, они бегали и запрокидывали голову, и солнце гладило их по щекам, точно теплым утюгом;

they were taking off their jackets and letting the sun burn their arms.
они скинули куртки, и солнце жгло их голые руки.

"Oh, it's better than the sunlamps, isn't it?"
– Это получше наших искусственных солнц, верно?

"Much, much better!"
– Ясно, лучше!

They stopped running and stood in the great jungle that covered Venus, that grew and never stopped growing, tumultuously, even as you watched it.
Они уже не бегали, а стояли посреди джунглей, что сплошь покрывали Венеру и росли, росли бурно, непрестанно, прямо на глазах.

It was a nest of octopi, clustering up great arms of flesh-like weed, wavering, flowering this brief spring.
Джунгли были точно стая осьминогов, к небу пучками тянулись гигантские щупальца мясистых ветвей, раскачивались, мгновенно покрывались цветами – ведь весна здесь такая короткая.

It was the color of rubber and ash, this jungle, from the many years without sun.
Они были серые, как пепел, как резина, эти заросли, оттого что долгие годы они не видели солнца.

It was the color of stones and white cheeses and ink, and it was the color of the moon.
Они были цвета камней, и цвета сыра, и цвета чернил, и были здесь растения цвета луны.

The children lay out, laughing, on the jungle mattress, and heard it sigh and squeak under them, resilient and alive.
Ребята со смехом кидались на сплошную поросль, точно на живой упругий матрац, который вздыхал под ними, и скрипел, и пружинил.

They ran among the trees, they slipped and fell, they pushed each other,
Они носились меж деревьев, скользили и падали, толкались,

they played hide-and-seek and tag, but most of all they squinted at the sun until the tears ran down their faces,
играли в прятки и в салки, но главное – опять и опять, жмурясь, глядели на солнце, пока не потекут слезы,

they put their hands up to that yellowness and that amazing blueness
и тянули руки к золотому сиянию и к невиданной синеве,

and they breathed of the fresh, fresh air
и вдыхали эту удивительную свежесть,

and listened and listened to the silence which suspended them in a blessed sea of no sound and no motion.
и слушали, слушали тишину, что обнимала их словно море, блаженно спокойное, беззвучное и недвижное.

They looked at everything and savored everything.
Они на все смотрели и всем наслаждались.

Then, wildly, like animals escaped from their caves, they ran and ran in shouting circles.
А потом, будто зверьки, вырвавшиеся из глубоких нор, снова неистово бегали кругом, бегали и кричали.

They ran for an hour and did not stop running.
Целый час бегали и никак не могли угомониться. И вдруг...

And then– In the midst of their running one of the girls wailed.
Посреди веселой беготни одна девочка громко, жалобно закричала.

Everyone stopped. The girl, standing in the open, held out her hand.
Все остановились. Девочка протянула руку ладонью кверху.

"Oh, look, look," she said trembling.
– Смотрите, сказала она и вздрогнула. – Ой, смотрите!

They came slowly to look at her opened palm.
Все медленно подошли поближе. На раскрытой ладони,

In the center of it, cupped and huge, was a single raindrop.
по самой середке, лежала большая круглая дождевая капля.

She began to cry; looking at it. They glanced quietly at the sky.
Девочка посмотрела на нее и заплакала. Дети молча посмотрели на небо.

"Oh.Oh." A few cold drops fell on their noses and their cheeks and their mouths.
– О-о... Редкие холодные капли упали на нос, на щеки, на губы.

The sun faded behind a stir of mist. A wind blew cool around them.
Солнце затянула туманная дымка. Подул холодный ветер.

They turned and started to walk back toward the underground house, their hands at their sides, their smiles vanishing away.
Ребята повернулись и пошли к своему дому-подвалу, руки их вяло повисли, они больше не улыбались.

A boom of thunder startled them and like leaves before a new hurricane, they tumbled upon each other and ran.
Загремел гром, и дети в испуге, толкая друг дружку, бросились бежать, словно листья, гонимые ураганом.

Lightning struck ten miles away, five miles away, a mile, a half mile. The sky darkened into midnight in a flash.
Блеснула молния – за десять миль от них, потом за пять, в миле, в полумиле. И небо почернело, будто разом настала непроглядная ночь.

They stood in the doorway of the underground for a moment until it was raining hard.
Минуту они постояли на пороге глубинного убежища, а потом дождь полил вовсю.

Then they closed the door and heard the gigantic sound of the rain falling in tons and avalanches, everywhere and forever.
Тогда дверь закрыли, и все стояли и слушали, как с оглушительным шумом рушатся с неба тонны, потоки воды – без просвета, без конца.

"Will it be seven more years?"
– И так опять будет целых семь лет?

"Yes. Seven."
– Да. Семь лет.

Then one of them gave a little cry.
И вдруг кто-то вскрикнул:

"Margot!"
– А Марго?

"What?"
– Что?

"She's still in the closet where we locked her."
– Мы ведь ее заперли, она так и сидит в чулане.

"Margot."
– Марго...

They stood as if someone had driven them, like so many stakes, into the floor.
Они застыли, будто ноги у них примерзли к полу.

They looked at each other and then looked away.
Переглянулись и отвели взгляды.

They glanced out at the world that was raining now and raining and raining steadily.
Посмотрели за окно – там лил дождь, лил упрямо, неустанно.

They could not meet each other’s glances.
Они не смели посмотреть друг другу в глаза.

Their faces were solemn and pale. They looked at their hands and feet, their faces down.
Лица у всех стали серьезные, бледные. Все потупились, кто разглядывал свои руки, кто уставился в пол.

"Margot."
– Марго...

One of the girls said, "Well. . . ?" No one moved.
Наконец одна девочка сказала: – Ну что же мы?... Никто не шелохнулся.

"Go on," whispered the girl.
– Пойдем... – прошептала девочка.

They walked slowly down the hall in the sound of cold rain.
Под холодный шум дождя они медленно прошли по коридору.

They turned through the doorway to the room in the sound of the storm and thunder, lightning on their faces, blue and terrible. They walked over to the closet door slowly and stood by it.
Под рев бури и раскаты грома перешагнули порог и вошли в ту дальнюю комнату, яростные синие молнии озаряли их лица.

Behind the closet door was only silence.
Медленно подошли они к чулану и стали у двери.

They unlocked the door, even more slowly, and let Margot out.
За дверью было тихо. Медленно, медленно они отодвинули засов и выпустили Марго.

Пер. Норы Галь


назад